Под знаком черных псов

Игорь Негатин «Под созвездием Чёрных Псов»

под знаком черных псов

И, подвинув стул к столу, он дал знак слуге: Принесикарому, Пьер. Буканьер подозрительно взглянул на метиса, который проворно бросился к. После долгих размышлений мы приняли решение, и знак Черных Псов красовался на плаще и на пряжке пояса. Если такой наряд носят зимой. На Земле меня звали Сергей Вьюжин. Здесь все называют Серж норр Кларэнс. Магистр рыцарского ордена, чуть не ставший рабом. Да, врагов у меня.

Без лишних слов и прелюдий! Раз, два — и свободны, как сова в полете! Махнув рукой, шеф вальяжно развалился в необъятном кресле и театрально подпер щеку рукой. Надо понимать, что пытался изобразить умудренного опытом вождя, который видит все на метр в глубину.

Я вышел из кабинета директора, подмигнул Настене, раскладывающей пасьянс, и лениво пошел по стремительно пустеющему коридору. Пятница… Перекинулся парой слов с коллегой, щелкнул замком модуля и открыл дверь в кабинет. На часах уже пятнадцать нуль-нуль. Пора валить из этого притона гламурных дев и стареющих нимфеток. Пока я выслушивал нашего директора, коллеги сделали верный вывод и смылись домой.

Оставив после себя стойкий запах молотого кофе и аромат трубочного табаку. Курить в офисе запрещено, но у нас отдел специфический. Нет входа для посторонних. Посторонний человек не предусмотрен служебными инструкциями! Выход прямо и направо. Да, охранник вас проводит. Поэтому мы и курим на своих рабочих местах, и кофе с коньячком употребляем, и вообще — не скучаем. Покосившись на часы, я прошел в комнату для отдыха. Работа у нас нервная, иногда сутками зависаем.

Поэтому, надо отдать должное хозяйке, здесь есть все необходимое. Даже душ и небольшая кухня. Хозяйка, в отличие от директора, очень умная женщина. Ополоснувшись в душе, я убрал деловой костюм в шкаф и вытащил тяжелый чехол. На свет появились байкерская косуха, жилет и кожаные штаны. Да, на мотоцикле я езжу в защите. В моем почтенном возрасте это позволительно. Потому что тело у меня одно и другого не выдадут.

Даже если очень попросишь. Термобелье, защита, толстовка, брюки, сапоги, куртка, жилет. Поверьте, надевается гораздо дольше, чем пишется. Тем более — жилет. Он у меня особый, сделанный по заказу. Эдакий байкерский бронежилет, стянутый по бокам ремнями. На спине рукой искусного мастера нанесен рельефный рисунок.

Профиль злобно оскаленного волка. Эдакий милашка получился, только держись. В смысле — руки держи подальше, а то откусит ненароком. Никаких клубных нашивок по причине отсутствия оного. Последним из шкафа достал шлем. Обычный, араевский, три четверти, черного цвета. Вещи, необходимые для поездки, давно лежат в кофрах мотоцикла. Стоянка у нас подземная, хорошо охраняемая, так что бояться нечего.

Вроде ничего не забыл. Рассовал по карманам полезную мелочь и вышел из кабинета. Все, у меня выходной. Нет, если захотеть, то можно его взять. Но мне не хочется. Привык к своему байку, как ковбой привыкает к своей лошади. И что бы ни случилось — в этом тандеме нет лишних. Я выбираю дорогу и берегу мотоцикл, а мотоцикл бережно, без сбоев и поломок, везет мое тело. Байк, а если быть точным: Надежный, как автомат калашникова. Я знаю его характер, он знает мой, и мы живем душа в душу. Откуда у мотоцикла душа?

Это, извините, любой байкер подтвердит. Он живет рядом с вами. Дышит тем же воздухом, что и. Чувствует биение вашего сердца, как вы чувствуете работу его мотора. Один раз и, как правило, навсегда! Пока я буду выруливать из этого шумного, забитого машинами города, смотреть особо не на.

Многополосные пробки, многоголосый шум перебранок и скандалов. Нам торопиться некуда, но и стоять нечего. Поэтому осторожно лавируем между машинами и пробираемся. Не езда, а перемещение. Движение в неподвижном потоке машин. Это исконно русская привычка такая: В пробках всегда есть чем заняться. Читать, целоваться, скандалить или драться. Как ни крути, но чистить друг другу морды — это тоже наша исконная забава. Потому что скучно, а жена названивает и портит нервы.

И теща стерва, и власть достала. А вокруг, если внимательно осмотреться, всегда найдется сочувствующий, который тоже устал от жизни и не прочь размять кости. Слово за слово, и вот, извольте: Пробки бесконечны и демократичны, но и скучны до одури. Вот поэтому я жутко не люблю весь четырехколесный транспорт. Когда сезон подходит к концу — ставлю мотоцикл на зимнюю квартиру и переселяюсь в душную утробу метро.

Пока я буду пробираться между машинами, можем познакомиться. Меня зовут Сергей Вьюжин. Мне тридцать лет, разведен, детьми не обременен. Волосы черные, с легкой проседью. В рабочее время занимаюсь информационной безопасностью в нашей дорогой и жутко любимой конторе. Иногда приходится обеспечивать безопасность данных не только виртуально, но и реально. Закончил университет, а потом служил в армии. Время, проведенное в Забайкальском военном округе, как-то стерлось из моей памяти.

Осталось несколько армейских приятелей, с которыми изредка переписываемся, обмениваясь редкими новостями. Уже начало смеркаться, когда наконец выбрался из душных объятий столицы.

Мелькнула знакомая бензоколонка на пересечении с Рижской трассой. Здесь уже можно вздохнуть свободнее. Включить музыку и под сочный бас кобровских прямотоков насладиться дорогой. Заляпанный грязью, словно только что вырвался из преисподней. Мелькнула удивленная харя водителя за стеклом, и в моем горле застыл крик, разорванный страшным ударом. Калейдоскопом пронеслись какие-то видения. Закружилась темнота, мерцающая цветными сполохами звезд. Все — мир перестал существовать. Словно оттягивало встречу со страшной реальностью и лишь поэтому не отпускало из трясины забытья.

Как бы там ни было, но жизнь брала. И окружающий мир обрел звуки и краски. Они были чужими и незнакомыми. Пряный аромат, который напоминал о горных долинах.

Я ждал другого возвращения. В тот момент я почувствовал, что кто-то теребит меня за рукав. Открыл глаза и увидел ворона. Большого иссиня-черного ворона, который сидел на земле рядом с моей рукой и дергал за блестящую застежку-молнию на манжете. Даже когда я шевельнулся, ворон не улетел. Важно отошел в сторону и покосился черным глазом. На левой лапе блеснуло маленькое кольцо из белого металла.

Заметив признаки жизни, птица обиженно каркнула и наконец улетела, тяжело взмахивая крыльями. Бред какой-то… Я лежал на боку. Одна рука затекла и плохо слушалась. Как-то умудрился сесть и обвел взглядом окрестности.

Вспомнил аварию и поморщился: Еще бы — такой удар! Нет, я все-таки брежу… Вместо летнего Подмосковья увидел далекие горы с белыми шапками заснеженных вершин и большой зеленый луг с разноцветными пятнами бутонов. Зелень была такой яркой и сочной, что я зажмурился.

Но когда еще буду так красиво бредить? Надо любоваться, пока не очнулся в белых покоях Склифосовского. Открыл глаза и прищурился. Яркий солнечный свет ударил по глазам и тотчас обернулся жестокой головной болью. Тело слушалось плохо, но чего только в бреду не сделаешь. А это значит, что можно не обращать внимания на мелочи. Попытался подняться на ноги. Повело в сторону, и я опять завалился на бок, издавая хрипящие звуки. Какой-нибудь добрый человек, окажись он рядом, перевел бы этот хрип на общедоступный русский язык.

Потом помог бы подняться и посочувствовал.

Чёрные псы (призраки)

От вас, конечно, этого не дождешься. Ни помощи, ни сочувствия. И уж тем более перевода. Полежал несколько минут, успокоил колотящееся сердце и повторил попытку. Утвердился на ногах и осмотрелся еще. Позади меня, метрах в тридцати, шумел морской прибой. Волны бросались на узкую полоску пляжа, растекались белой пеной и отступали, ворча от бессильной злобы. Вдоль берега виднелись беспорядочные нагромождения камней. Голос был слабый, но хорошо знакомый.

После всего увиденного ноги слегка дрожали, и я решил не рисковать. Лучше присесть, пока держат. Сел на землю и начал осматриваться. То, что это не тропики, и так понятно. Море даже по виду холодное и неприветливое.

Смотришь и зябко становится. Узкая полоска пляжа усеяна мелкой галькой. Все это напомнило Норвегию. Был там год.

Собрались, повесили рюкзаки на байки и махнули к мысу Нордкап. До сих пор вспоминаем. И если бред оформлен под мои воспоминания, то где мои приятели, наши подружки и главное — где мотоцикл?!

Я бродил кругами, тупо разглядывая землю, пока не заметил два черных пятна. Первым пятном оказался шлем. Видимо, сорвало от удара и он отлетел от места падения. Вторым пятном были два кожаных кофра. На левом кофре красовалась такая же волчья морда, как и на жилете.

Это значит, что при ударе снесло седло. Представляю, как выглядит весь мотоцикл! Но в моей ситуации это хорошо. Вещи какие-никакие, а. Что там внутри лежит — не помню. Голова шумела в такт прибою. Дотронувшись до лица, почувствовал корку засохшей крови. Вся щека в крови. Ну вас к дьяволу всех… Хотел себя ущипнуть, но онемевшая рука начала отходить и отозвалась уколами тысяч иголок. Если это не бред, то где я? И главное — как отсюда выбраться?!! Подобрав вещи, я спустился к воде. Шипя от боли, умылся.

Взял сумки, шлем и побрел вдоль берега в надежде найти помощь. Если не людей, то хотя бы дорожный указатель или плакат для туристов.

По крайней мере, с местом определюсь. Через триста метров повезло. Набрел на древние, как дерьмо мамонта, развалины башни. Время их сровняло с землей, и только одна обращенная к морю стена высилась над грудой камней. Как коготь огромной хищной птицы. Нет, я не знаю, что это. В архитектуре не силен, а уж в истории — тем. Кстати, меня всегда поражали люди, которые умудрялись держать в голове сотни исторических фактов, дат и событий. Я бы так не смог. Башня была сложена из дикого, слегка обтесанного камня.

Такие места обожают посещать туристы и тихие влюбленные парочки. Туристы фотографируют и восторгаются, а влюбленные портят камни надписями и целуются. Туристов видно не. Влюбленных парочек —. Зато я нашел дорогу. Вид ее, скажу честно, меня обрадовал. Похоже, что дорога наша — российская. Еще бы с морем разобраться. Мелькнула слабенькая мысль, что я загремел в какой-то другой мир, но догадку после нескольких секунд раздумий отбросил далеко в сторону. Такими вещами лучше не шутить.

Сюда бы нашего программиста закинуть. Да, того самого Дениса. Он любит читать про приключения и мечтает влипнуть в другое измерение. А мне и дома неплохо. Вышел на дорогу и побрел. Дорога шла вдоль берега, огибая громадные валуны. Луг, на котором я очнулся, остался позади, а скалы подступили вплотную к дороге. Теперь по левую сторону высились серые утесы. Иногда они обрывались, обнажая небольшой пятачок каменистой земли, заросший кустарником.

Порхали мелкие, напоминающие воробьев птицы. На берегу был виден мощный гранитный пласт, уходящий в море. Вдоль этих плит темнели продольные канавки, прорезанные вечным прибоем.

Между камнями виднелись узкие полоски песка. Песок, как и вся северная природа, был крупным. Не наблюдалось здесь легкомысленных тропических песков: Под стать окружающей природе. На камнях, обросших пучками водорослей, заметил несколько птиц. Пернатые походили на обычных земных чаек. Идти к морю, рискуя сломать шею, чтобы рассмотреть местную фауну, желания не возникло. Дорога извивалась между узкими проходами и валунами. На камнях, цепляясь жилистыми корнями за серый гранит, росли неизвестные мне растения.

Да, с ботаникой у меня тоже плохо. Минут через двадцать из-за поворота показался мужик верхом на лошади. Он выехал на меня так неожиданно, что я растерялся. Кого угодно ожидал встретить, но не всадника. Судя по всему — местный. О том, что моя улыбка вкупе с разбитой физиономией может испугать любого аборигена, даже не подумал. Что они, морд разбитых не видели? Чем ближе подъезжал всадник, тем больше я удивлялся. Непохоже это на Россию. Даже на краю света. В седле сидел упитанный мужчина лет сорока пяти.

Упитанный — это мягко сказано. Он казался жирным, как кабан. Но это еще. Мужчина был одет в какую-то грязно-серую, похожую на сутану, хламиду. Вместо ремня виднелся кусок веревки. На голове у этого мужика сверкала тонзура. Или актер, или… Подходящих мыслей не приходило в голову, и я даже замер, пока он подъезжал ближе. Вид, несмотря на грязь, у мужчины был важный. Он скользнул по моей фигуре равнодушным взглядом и натянул поводья. Видимо, она прекрасно знала характер своего владельца или относилась к жизни как истинный философ.

Головой тряхнула, но ходу не прибавила. Мол, слышу, спешу и падаю. Он что, придурок долгополый, благословить меня решил?! Видимо, на моей физиономии было хорошо написано, о чем я думаю. Он взмахнул рукой еще раз, покопался где-то на пузе и показал нечто, похожее на монету. Потом швырнул ее на дорогу и хлестнул лошадь. В этот раз животное решило не спорить и перешло на тряскую рысь.

Бежать за ней желания не. Да и сил. Вот козлина… Немного подумав, я все же вернулся и поднял эту брошенную монету. Черт с ним, с этим безумцем, но деньги — это источник информации. Пусть и в виде подачки. Разбрасывать серебро у нас не принято. Тем более просто. Размером с ноготь моего мизинца. Края монеты грубые, словно кто-то жахнул молотком, и. На реверсе виднелись непонятные значки. Аверс украшало корявое изображение всадника на лошади. Нет, на Георгия Победоносца не похоже. Без копья и змея.

Спасибо и на. Вариантов стало еще меньше… Точнее — два. Первый вариант — после удара я потерял память, чем и воспользовались нехорошие дяди. Отвезли меня черт знает куда и выбросили. Слабая версия, но за неимением лучшей сойдет и. Второй вариант — тут я, что греха таить, немного завис. Стоял и разглядывал древнюю монету, которая никак не походила на вещицу из антикварной лавки. Как бы вам объяснить… Слишком она свежая была, эта монета! Потертая, в меру поцарапанная, но не старинная.

Оставалось… Дьявольщина… Попал в другое время? Нет, книжки я изредка почитываю. В том числе и современную фантастику. И проваливается этот уникум с вероятностью девяносто девять процентов прямиком в одна тысяча девятьсот сорок первый год. Потом, как ни крути, вариантов практически не остается: Москва, Кремль, и — на прием к товарищу Сталину.

Рассказать о грядущей войне. Походя ввести промежуточный патрон и начертить автомат калашникова. Потом, оприходовав несколько сексапильных дамочек, спасти мир от козней британской разведки.

Закончить войну генералом или, на худой конец, скромным героем — человеком, повернувшим историю вспять. Ну и перепеть Высоцкого.

Время бешеных псов

Но это понятно, это наш мир! Пусть прошлое, но наше! А это что такое?! Да и я далеко не уникум! И на гитаре играть не умею. Нет, парни, так дело не пойдет! Как поется в одной песне: Как последний дурак, сидел на земле, рассматривал этот кусочек металла и ржал. Все собралось в одну кучу: Ко всему прочему опять разболелась голова, а потом и вовсе стошнило. Отплевавшись, опять побрел к морю. Умывшись, открыл один кофр. Там поверх пакета с вещами лежала бутылка с водой.

Остальные вещи не рассматривал, но вода пригодилась. Потому что пресных источников не видел, а пить жутко хотелось. Попил, покурил и, немного отдохнув, отправился.

Хватит с меня версий и приключений. И чем быстрее, тем. Вышел на дорогу и пошел. Примерно через час выбрел на небольшой пригорок. Дорога расходилась в три разные стороны. Камня с грозными надписями видно не. Немного подумал и побрел по той, которая больше укатана. Первую ночь провел у костра. Отошел в сторону от дороги, разжег огонь. Попил водички и вырубился. Костер потух, и под утро я здорово продрог. Судя по всему, еще и простудился. В сумке нашел несколько шоколадных батончиков, которые слегка подбодрили, и фляжку с коньяком.

Там же обнаружилась походная аптечка с бинтами и лекарствами.

под знаком черных псов

Единственное, чего там не было, так это какой-нибудь таблетки, которая могла прервать этот бред и вернуть в привычный мир.

Следующие сутки находился в состоянии, близком к помешательству. Потому что понял одну вещь. Это не наш мир! Когда начало смеркаться, на небе появилось три луны. Все разного размера и цвета. Когда это увидел, думал, завою. От безысходности и тоски. Сначала решил — мираж, но потом, изучив звездное небо, понял, что ошибаюсь. Все, приехали… Это другой мир. Помню, что одна норвежская дама, когда мы там путешествовали, утверждала, что чем дальше на север, тем люди теплее.

Но это не Норвегия. Это хрен знает. На этот дом набрел утром. Еще не перевалив через горку, почувствовал запах дыма, а потом услышал звонкий металлический перестук. Знаете, как в кузнице молотками стучат? В низине, откуда только что выбрался, протекал широкий ручей. Там я поскользнулся на камне и скатился в грязь.

Поэтому и видок у меня был — представить страшно. Ни дать ни взять — Адам: Вот по одежде меня и встретили. Ну хорошо — дом, похожий на. Окна небольшие, смахивающие на бойницы. Кстати, не только красиво, но и тепло. Такая мохнатая зеленая крыша. Рядом с домом — сарай и кузница. На заднем дворе еще один домик на сваях. То ли амбар, то ли еще что-то. Вся территория огорожена забором.

Забор, надо заметить, хлипкий. Больше мне ничего рассмотреть не позволили. Он швырнул через ограду кусок заплесневевшего хлеба и что-то сказал. Судя по тону — нечто матерное. Еще и маршрут показал, куда мне следует валить, чтобы избежать неприятностей. Рука у него тяжелая, это сразу заметно. Да и топор, которым он лениво поигрывал, тоже оптимизма не добавлял. Ну ладно, благородный северный воин!

Подавись ты своей краюхой! И чего я туда полез? Ей-богу, как в старом анекдоте: Просто монах, одаривший меня серебряной монеткой, был какой-то простой.

Даже заносчивость у него привычная. Я бы сказал — обычная для служителей культа. Видимо, они нигде не меняются. Вот и подумал, что если монах не удивился, то и с другими местными проблем не. Да и простуда. Отлежаться бы где-нибудь в тепле и водки попить. Ну и в баньку, конечно, сходить. А теперь этот местный мастеровой гнал меня прочь. Да успокойся ты, нехристь, мать твою так! Я закашлялся и тяжело оперся на ограду. Мужик пришел в ярость. Он начал размахивать кулаком и грозиться. Нет, язык не норвежский.

Я плюнул и ушел.

под знаком черных псов

Надо было валить отсюда, пока абориген собаку не спустил. Собака у него. Похожа на ирландского волкодава. Спиной чувствовал, что проводил меня кузнец взглядом, плюнул и забыл. Может, он и прав. Мало ли здесь всякой грязной швали болтается? Через час добрался до небольшой речки. Мелкая, даже ног не замочишь. Она весело бежала по камням, направляясь в сторону моря. Берега покрыты кустарником и невысокими деревьями. Чуть погодя нашлась и спокойная заводь.

В общем — вам аккурат по пояс. Размером с бассейн в сауне. Вокруг росли кусты, и лишних глаз можно было не опасаться. Поднималась трава, обвивая большой валун, похожий на стол. Вот здесь и решил устроиться. Первым делом взялся за сумку. Вывалил все на землю и начал перебирать.

В голове была какая-то каша из мыслей. Я даже не мог вспомнить, что упаковывал перед поездкой. На землю вывалился небольшой несессер с разными мелочами. Зубная паста, щетка, опасная бритва и кусок мыла.

Да, как вы, наверное, заметили, я предпочитаю старинную опасную бритву. Пластырь и две пачки презервативов. Небольшие ножницы и десяток английских булавок. Можно и не только для бритья, если вы любите физиономию в зеркало разглядывать.

под знаком черных псов

Кстати, стригусь я коротко. Нет, не налысо, но довольно коротко. Две пары нижнего белья, четыре футболки. Легкий свитер и джинсы. Две черных банданы, запасной визир для шлема и запасной подшлемник.

Литровая фляга с коньяком. Пять-шесть бинтов, таблетки и разная мелочь вроде йода. Покопался в карманах куртки: Документы, кредитные карточки и деньги. Похоже на урок иностранного языка, да? Хотя… толку от него здесь, как от козла молока. Видимо, вылетел из заднего кармана брюк при аварии.

Обычная финка с наборной рукоятью. Подарок от погибшего друга. Как-то рванул в одиночный дальнобой и исчез. Его сожженное тело нашли неподалеку от Барнаула. Убийц вычислили через полгода. В полицию не обращались. Проблему решили и закопали.

под знаком черных псов

Нет, совесть меня не мучает, и кровавые мальчики в глазах не стоят. Это я так, на всякий случай сообщаю. Если у вас вопросы появятся. Финский пуукко, купленный у народного умельца. Да, негусто с вещами! С другой стороны — куда было набирать? Я же не в дальнобой собрался, а так, прокатиться к одной знакомой дамочке. Литровая банка с маслом. Байк остался где-то там, в другом мире.

Словно его и не. Вот это, пожалуй, будет кстати. Банка размером с жестянку от тушенки была наполнена белым, похожим на топленое сало кремом. Это для кожаной одежды. Что бы ни говорили байкеры, но определенный процент понтов в кожаном наряде присутствует. Ну и износостойкость.

Этот крем создан специально для байкерской одежды.

Чёрные псы (призраки) — Википедия

Хорошо защищает от влаги. Коллега как-то привез из Англии. Да, надо браться за одежду. Здесь, как и везде, встречают по одежке.

Я разложил кожаную одежду и принялся наводить марафет. Смыл глину, подсушил на солнце и начал втирать в кожу крем.

под знаком черных псов

Навел блеск, так сказать. Жилет стоял на камне и просто радовал глаз. Толщина кожи, как уже говорил, пять миллиметров. Его в трубочку не скрутишь. Изображение волчьей морды весело скалилось и, казалось, говорило: Где наша не пропадала! Вот это другое. Теперь можно и за себя приниматься. Разделся, осмотрелся и, ежась от холода, полез в воду. Глубина была небольшая, да и вода немного прогрелась.

Не самый лучший способ выздороветь, но и грязным ходить не годится. Только вот кашель уже замучил. Смыл с себя грязь и выбрался на берег. Растерся докрасна, набросил одежду и прилег, посматривая по сторонам. С сожалением выкурил последнюю сигарету и начал думать. То, что я в каком-то ином мире, это понятно. Три луны на небе просто так не появляются. Да и звезд знакомых не было. Мир, судя по всему, похож на. Даже что-то общее в развитии присутствовало.

Если судить по серебряной монете, монаху с тонзурой и кузнецу. Похоже, но не. Что именно — другая планета или параллельная реальность — понятия не имею! Что-то смахивающее на Средневековье. И что это значит? А ничего это не значит! Надо было историю учить, а не за девушками бегать. Хотя бы знал, чего ожидать от этих… местных. Судя по двум аборигенам, душевной теплотой они не отличались. И скоро могли возникнуть проблемы. А как прикажете их решать, если под рукой нет калькулятора?

Калибра семь шестьдесят два. Помню, читал я одну книгу. Вот там все было просто и понятно. Хочешь в другой мир? Вот время на подготовку, вот баулы для вещей и ящик для оружия.

Хоть весь дом увози. Тоже мне романтика, понимаешь!

  • Игорь Негатин «Под созвездием Чёрных Псов»
  • Под созвездием Чёрных Псов. Трилогия
  • Серия онлайн книг «Под созвездием Чёрных Псов»

Нет, никаких диких истерик не наблюдалось. Лихорадочных метаний в стиле: Да что же это такое! Да нельзя же так с людями! Влип, значит, будем устраиваться.

По большому счету, есть ли тебе разница, Сережа, где травку топтать? В том-то и дело, что нет такой разницы. Что здесь, что. Только… Только вот мотоцикл жалко. Ну да, как же! Только местных сейчас и не хватало для полного счастья. Я набросил косуху, но убраться не успел. Шевельнулись ветки кустов, и на берег вышла девушка с корзиной. Длинные волосы заплетены в тугую косу. На голове какой-то чепчик. Все приятные глазу округлости на месте.

Ну откуда я знаю? Не модельер и названий всех этих рюшек и фестончиков не знаю. На поясе висят кожаный мешочек и нож. Хм… Надо заметить, что довольно приличный нож. Я бы не стал на такой бросаться. Можно таких дырок нахватать, что не обрадуешься. Мне почему-то показалось, что она умеет с ним обращаться. Но я на слово поверю и проверять не стану. И тут она меня увидела.

Застыла на месте, как вкопанная. Только глазами застреляла по сторонам. Нет, вот орать не надо! Я сейчас сам уйду! Она что-то спросила, но я, естественно, не понял. Не было в ее голосе ни истерики, ни страха. Она с интересом прислушалась.

Прищурилась и покачала головой. Взял в руки жилет и замер. Девушка мне не ответила. Она уже не слушала. Стояла и не отрываясь смотрела на жилет. Ну да, судя по всему, байкеров никогда не видела.

Откуда здесь байкеры, в средневековом захолустье? Но рисунок, изображенный на спине, приковал внимание. Она не отрываясь смотрела на волчью морду. Потом перевела взгляд на меня, и стало ясно и понятно: Влип в какую-то жутко неприятную историю. У меня даже холодок по спине прошел. Иногда автора правда заносило и его главный герой становился каким-то самураем и ниндзей в одном лице, убивая даже тех, кто на три головы выше его по боевому уровню.

Вполне допускаю, что у Игоря Негатина будут более интересные истории и возможно я еще попробую что-то прочесть из его книг. Гг совсем аморален по части убийств, подослал убийцу к невиновной девушке и как с гуся вода. Отдал деревню вампирам, чтоб высосали кровь, хоть людишки там нехорошие, но все. В Кларенсе вырезали ночью жителей вместе с семьями и детьми, пусть пособников вампиров, но Шайтан-книжки, все время гг шайтана поминает, ну в православном варианте, христианском, как богоборец.

Вечно хочет зла, но совершает благо, убил там кого, благо сделал. Беззаконие во имя закона. Даже странно что при таком векторе, не описаны сексуальные девиации гг, наверно автор стеснялся. Ближе к концу цикла заделался большой шишкой, стал слушаться короля с советниками.

Зачем непонятно, покроши их, пограбь, да стань королем, как правильный Марти Сью. Больше благов хороших и разных. Экшен есть, понятно какой, мечом хрясь-хрясь, мозги в одну сторону, голова в другую, проткнуть, следующий.

Однажды победил в одиночной схватке одного из 5 лучших мастеров меча. Как, почему, потому что тот был ну тупо-о-о-й. Когда походя зарезали каких-то мелких пиратов-работорговцев сам-то гг с крупными пиратами скорешилсянашел волнистую рапиру, назвал фламбергом.

Подчеркивал что она для одежды. Обычно фламберги это длинные двуручне мечи, чтоб доспехи пилить, а тут одежду. Ну и что, вот такой забавный там мир. Еще забавный штрих, как кого ни встретит гг, так вылитый двойник земных актеров. Интересно, есть такая категория фильмов с двойниками, трэш какой-нибудь?

Какого черта ты на людей бросаешься? Это забившему человека руками насмерть. Эльвейра превратил его в такую отбивную, что дрожь брала. Там даже лица не. Нет, я ничего не имею против! Это, как говорил один мой знакомый, дело житейское. Каждый может попробовать, если нужда возникнет. Это у него мрачноватый, специально указано.

Под конец отморозок остепенился. Нет, ни о какой демократии и речи быть не могло.